Помощь сайту:

История Христианства в Китае (Петр Иванов) ч.1

Как бы то ни было, Библия жила и живет в Китае. Оставляю­щая равнодушными одних, вызывающая раздражение у других, она для многих стала равной книгой. Вряд ли имеет смысл спорить о том, что горе и страдание неотделимы от китайской жизни. И именно Библия, а точнее – Евангелие, дали китайской душе утеше­ние и сострадание. Конечно, в радостный и спокойный день праг­матичные китайцы толпами отправятся в буддийскую кумирню полировать ладонями пузо смеющемуся Милэ, жертвовать манда­рины и фальшивые ритуальные деньги на успех в торговле или продвижение по службе. Но после гражданской войны, лишившие­ся родных, крова и родины беженцы искали утешения в христиан­стве, а не в кумирнях. После расстрела на площади Тяньаньмэнь пекинские студенты положили в карман маленькие издания Нового Завета. Рассуждения о духовном вакууме как о характерном явле­нии, сопровождающем разрушение тоталитарного общества, стали для России общим местом. Однако не надо забывать, что мы полу­чили свободу этот вакуум заполнять. А уж кто как это делает – дру­гой вопрос. В Китае же такой свободы до сих пор нет.

Трудно говорить об адекватной статистике религиозных процессов в КНР. Даже официальные данные за 1987 г. впечат­ляют – более 50 млн членов различных христианских общин и более 80 тыс. храмов и молельных домов. В нынешних условиях оказывается, что закона, запрещающего иностранцам и тайваньцам заниматься миссионерской деятельностью в КНР, уже не­достаточно для подчинения религии государственному контро­лю. Электронные СМИ, действующие на Тайване, в Южной Ко­рее и США, доносят христианскую проповедь (в исполнении различных деноминаций) до самых глубинных районов страны. Помню, как меня поразила кирха, отделявшая горный даосский монастырь от мечетей Синина, столицы провинции Цинхай. Есть сведения о большом числе христиан среди национальных меньшинств далекой южной провинции Юньнань.

Сказанное вызовет раздражение у либерального читателя: Китай никогда не был и не будет христианской страной. Это царство синкретизма, в лучшем случае буддизма, – общество религиозное в большей, может быть, степени, чем секуляризо­ванное западное, – но совершенно далекое от христианства. Что же, в сказанном есть доля правды. Но не будем забывать о том, что современное китайское общество на материке – это общест­во несвободное, грубо атеистически стерилизованное, духовная тюрьма людей, истощенных цепью испытаний: мучительными попытками строительства коммунистического рая, кровавыми муками «культурной революции», миражами дэнсяопиновского бюрократического обновления. Время духовных поисков для них еще только наступает. Там, где китайцы свободны – в Гон­конге, на Тайване, в рассеянии – они имеют возможность знать о христианстве, и оно значит для них неизмеримо больше, чем для соотечественников на материке. Хотя и оттуда, из внутренних районов, приходят вести о многотысячных паломничествах к местам, почитаемым китайскими католиками.

Часть 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>